Размер шрифта
Цвет сайта
Изображения на сайте
Календарь
Октябрь, 2021
Личный кабинет
Версия для слабовидящих
Календарь
Октябрь, 2021
Личный кабинет Версия для слабовидящих

Блог

13.09.2021

Ко дню памяти Гии Канчели (10/VIII 1935 – 2/X 2019)

«Канчели пишет музыку музыкой…» –
Валентин Сильвестров, композитор, друг Г. Канчели

«Я бы не хотел, чтобы в честь 40летия победы над фашизмом
прозвучали фанфары. Поэтому я обратился к Г. Канчели, зная,
 что он напишет трагическую, печальную музыку» –
Курт Мазур, дирижёр, Германия,
Речь на открытии Концертного зала
 GEWANDHAUS  (Leipzig, Deutschland, 1981)

«Если через полвека будут играть мою музыку с такой же интенсивностью… Меня, естественно, уже не будет…
Тогда бы я мог сказать, что это признано»
Гия Канчели о композиторском признании,
интервью с Ириной Никитиной от 25.04.2019 г.

Это невероятный труд… Выслушав исповедь мастера, попытаться переизложить услышанное на бумаге и создать точнейший портрет автора, нисколько его не исказив. Гия Канчели это потрясающий композитор, выдающаяся личность. Наш рассказ о нём будет базироваться на материалах его интервью: ответах на вопросы и рассуждениях композитора.

Гия (Георгий) Александрович Канчели  (10 августа 1935, Тифлис — 2 октября 2019, Тбилиси) – советский, грузинский композитор, педагог. Народный артист СССР (1988). Лауреат Государственной премии СССР (1976) и Государственной премии Грузинской ССР.
Г. А. Канчели родился и вырос в интеллигентной семье. Отец композитора был заведующим кафедрой медицинского института, профессор. Музыкой, точнее, игрой на фортепиано Канчели  начал заниматься с детства. В юности увлекался свингом и был очарован звучанием оркестра Глена Миллера. Позднее композитор утверждал, что в Советском Союзе свинг сложил целую слушательскую и исполнительскую эпоху, покорив всех необыкновенной красочностью, смелостью, оптимизмом. Мечтая стать руководителем подобного свинг-бэнда, Гия Канчели поступает в Тбилисскую консерваторию в класс композиции И. И. Туския, по его словам – «чтобы получить ценз мастера», проучившись до этого год на геологическом факультете Тбилисского университета.  

Родители всячески поддерживали и одобряли намерения сына профессионально связать свою жизнь с музыкой. По воспоминаниям композитора, отец присутствовал на премьере его Первой симфонии в 1965 г., и даже задал вопрос другу сына, композитору Валентину Сильвестрову: «Скажите, Валя, из моего сына что-нибудь получится?» Мама композитора, будучи  тяжело больной и уже с трудом передвигаясь по квартире, звонила всем родственникам, знакомым, просила включить в назначенное время репродукторы и слушать, как объявят имя её сына и его юношеское сочинение по радио. Но, несмотря на поддержку,  и отец, и мама, и 90% слушателей были недовольны музыкой Канчели: непонятная мука в Первой симфонии в виде струнного кластера на рррр, тишина и страшный взрыв на три секунды, единогласно названный музыкантами полундрой. Мама спустя минуту сказала, что эту музыку слушать невозможно, тогда на радио транслировали Квартет для деревянных духовых, написанный в консерваторские годы, крайне неудачное по мнению автора произведение.

С огромным почтением Г. Канчели вспоминает своих педагогов, уточняя при этом, что многому – и особенно – колоссальной работоспособности – он научился не у музыкантов, а у режиссёров: театрального режиссёра Роберта Стуруа, кинорежиссёров Эльдара Шенгевая и особенно у Георгия Николаевича Данелия. С выдающимися режиссёрами композитора связывает свыше 50 кинофильмов и порядка 40 театральных постановок.

С режиссёрами и музыкантами композитора связывали долгие годы крепкой дружбы, практически все из них становились его близкими друзьями.
Одним из поздних оркестровых сочинений Г. Канчели стали «Письма друзьям». В одном из интервью композитор рассказывал: «Каждое из писем посвящено личности, без общения с которой моё творчество было бы иным. И эти 25 тем связаны с музыкой, написанной мною для театральных постановок и кинофильмов». «Письма» объединены в четыре группы: «Музыканты», «Кинематограф», «Театр Руставели», «Близкие друзья». В числе их адресатов – Георгий Данелия, Вахтанг Кикабидзе, Нани Брегвадзе, Резо Габриадзе, Джансуг Кахидзе...».

Огромное значение композитор придавал профессиональному самообразованию, признавая, что уровень преподавания некоторых сугубо специальных дисциплин, таких как полифония, анализ музыкальных форм в Тбилисской консерватории, по сравнению с Московской и Ленинградской, был довольно низкий.  В течение всей жизни на вопрос, как он смог найти творческую нишу и выработать композиторскую  индивидуальность, Канчели кратко отвечал: «Из-за посредственного образования». Говоря об индивидуальности, композитор утверждал: «Никакого значения национальность не имеет, имеет значение индивидуальность… Если индивидуальность отражает ту жизнь, которую я прожил в Грузии, а это более чем полвека – 56 лет, то эта индивидуальность отражается и в моих сочинениях».

Неоспорима истина в высказывании Г. Канчели: образования всегда не хватает! Не может быть человека полностью образованного! Своего близкого друга А. Г. Шнитке, как известно, это был образованнейший человек, профессионал со своим устойчивым мнением обо всём, Гия Канчели называл «потрясающее явление». Но ещё более самобытно Г. Канчели относится к «Реквиему» своего товарища: «Sanctus» А. Шнитке восхитителен. Как такую мелодию мог написать человек? Я не церковный человек, но после Альфреда у меня было чувство, будто я причастился…».
Говоря о собственной религиозности и духовной принадлежности определённой конфессии, Канчели уверенно говорил: «Я не верю в физического персонажа, которого называют Бог, но я верю в существующее над этим….. Посмотрите, что происходит в мире. Сколько крови проливается из-за того что у разных конфессий свой Бог…».  Божественна музыка или нет?  Такой вопрос Канчели слышал столь же часто. О своей музыке композитор  никогда не говорил, что она божественна, скорее категорично утверждал обратное. Но по отношению к музыке И. С. Баха, И. Ф. Стравинского мог с уверенностью сказать, что их музыка божественна.   
Немало сочинений Канчели всё же имеют весомый религиозный подтекст: «Тихая молитва» для детского голоса, солистов и оркестра (лучшее исполнение – с участием Владимира Спивакова, Вадима Кузнецова), «Стикс», написанный на рубеже XX-XXI вв., но с особым психологическим резонансом исполненный на благотворительном концерте памяти жертв Беслана в Большом зале Московской консерватории 25 декабря 2004 года. «Стикс» в программе того концерта, стал, пожалуй, единственным сочинением, иллюстрирующим тему противостояния насилию. Тот факт, что опус не носит подзаголовка «Реквием», никак не отменяет его поминального содержания. В возгласах хора то и дело слышатся имена умерших друзей композитора, а партия альта будто разрывается от боли. Юрий Башмет «Стикс» исполняет часто, но не всегда так удачно, как в этот раз. Неизвестно, то ли это было личное вдохновение, то ли мощное влияние на всех участников концерта Валерия Гергиева, но Юрий Башмет сыграл так, что у всех в зале мороз пошёл по коже.
На вопрос, получает ли композитор какое-то удовлетворение от своей музыки, Гия Канчели всегда отвечал так: «Нет, не получаю. Но когда в битком набитом зале наступает гробовая тишина и длится 5 секунд, 10…. Для меня это самое большое вознаграждение за мой труд». Особенно отчётливо композитор понял это после премьеры сочинения «Тихая молитва», написанного по заказу Курта Мазура:  «…На открытии Гевандхауза воцарилась тишина… это была вечность….  Пауза длилась 40 секунд. Пока К. Мазур не сошёл с пульта, не пожал руку концертмейстеру, реакции на произведение не было….». Тишина, бесконечность из секунд тишины в зрительном зале стали тем единственным вознаграждением, которое композитор только мог ожидать от публики.
Общественное мнение, сформировавшееся вокруг личности Гии Канчели, сложило портрет абсолютно счастливого человека. «Баловень судьбы» – то, что звучало и по отношению к его творчеству, и к семье, и к личной жизни. Сам Канчели признавался, что его жена – явление, из ряда вон выходящее, а его дети – необыкновенные. Жена стала верным спутником композитора и в радости, и в череде печальных событий: много раз на своих руках она доставляла композитора до скорой и, фактически, своими усилиями возвращала мужа с того света.
На первый взгляд, творческий путь композитора представлялся весьма удачливым. Ему невероятно везло с исполнителями: первым выдающимся солистом стал Ю. А. Башмет,  затем Гидон Кремер, для которого Канчели написал около десятка произведений и часто называл его своим педагогом. Многие сочинения были написаны специально для камерного оркестра Кремерата Балтика, основанного Г. Кремером в 1997 году.

Немало тёплых воспоминаний Г. Канчели связаны с именем и личностью М. Ростроповича, который, узнав о критическом состоянии здоровья друга, отменил гастроли, преодолел перелёт из Москвы в Бельгию, приехал в клинику на такси, и в течение нескольких часов ждал исхода кардиологической операции, сидя возле реанимации. Ростроповичу композитор посвятил два сочинения: краткое – «С улыбкой Славе» и продолжительное – «SIME/ simebiani» (სიმებიანი) – «Струна» – для виолончели и большого оркестра. Но именно в это время композитора слишком подводит здоровье. Одно из произведений Г. Канчели названо именем клиники, где он проходил курс лечения. Не секрет, что медики возвращали Канчели к жизни семь раз, один раз – из комы. Врачи не знали, что будет с композитором дальше, в каком состоянии он вернётся, сохранится ли у него речь.

Будто чувствуя, что скрывается под внешней оболочкой абсолютного счастья и благополучия, пресса задавала композитору один из самых провокационных вопросов: «Если Вы такой счастливый, почему Вы пишете такую печальную музыку?»
Ответ мудрого и правдивого художника с неизменной искренностью гласил: «Я пишу иногда и весёлую, когда она нужна в кино или в театре. Но когда я пишу музыку для себя, она, как правило, бывает весьма и весьма печальной…..».

Рассуждения композитора о грядущем в искусстве и в жизни, несмотря на предельную философскую глубину, беспросветно пессимистичны: «… Я за всю жизнь редко ощущал радость…..Меня удручает происходящее…. Я хотел бы мира во всём мире, но  это невозможно никогда… Ничего не изменится… Всё будет также плохо…», «…Я всегда думаю, что в зале сидит террорист, который после моей музыки совершит свой террористический акт…». Уместен ли здесь риторический вопрос, каковы масштабы боли и переживаний, пронизывающие сочинения композитора?

На вопросы о смерти, о боязни умирать Канчели всегда отвечал философски-умудрённо: «Как человек,  который семь раз умирал и две недели был в коме,  может говорить о смерти с трудом? Я это произношу с лёгкостью…. После того, как я выживал, благодаря титаническим усилиям моей супруги, я возвращался и имел наглость писать музыку….. Мои друзья говорят о смерти столь же ободряюще: на похоронах Альфреда Шнитке М. Ростропович приуныл, а затем сказал: «Гиечка, мы все там окажемся и все вновь будем дружить». – из интервью 2019 г.

Отчего то верится, что всё сложится именно так. Но какой же останется память о композиторе здесь?
Земной путь Гии Канчели завершился чуть менее двух лет назад. Его музыка есть и будет известной и исполняемой, его слова и высказывания украсят многие литературные работы журналистов и искусствоведов нашего поколения.  Но по-настоящему серьёзных работ о музыке маэстро всё ещё нет.
К счастью, интерес к творчеству мастера не всегда связан с музыковедением в деталях. Многим интересно узнать о нём как о человеке, почувствовать масштаб дарования, восхититься качествами личности.  Наиболее любознательным исследователям крупно повезло: есть возможность узнать о композиторе большее и передать информацию о нём в массы, опираясь на материалы интервью, что мы и попытались сделать.

За несколько месяцев до смерти композитор признался: ему пришлось дать интервью для солидного журнала; журнал издаётся на грузинском и английском языках. Оно оказалось исповедальным: Г. Канчели высказал все мысли которые хотел: о своих коллегах и старших современниках, в частности, о Д. Шостаковиче, озвучил то, о чём раньше молчали. Композитор добавил в свой рассказ и самого себя, рассказал о прожитой жизни,  которая сделала его человеком счастливым, наконец, перешёл к разговору о тех явлениях, до которых он к сожалению не доживёт… Но сегодня жива его музыка, жив сам маэстро в воспоминаниях учеников и знатоков музыки. Надеемся, что и литературная копилка работ о композиторе вскоре начнёт интенсивно пополняться.

 

Календарь
Октябрь, 2021
Вход
Ваш отзыв